Текст и иллюстрация: Аслан Антонов.  

«…Вернее сказать, в подобных машинах останавливается восприятие подлинной реальности…»                             

Эта публикация посвящена таким прекрасным и, отчасти, слепым чувствам приверженности быстрой машине и удовольствия от процесса управления ею. Спортивные автомобили увлекают своей быстротой; некоторых – до беспамятства. Они выстраивают вокруг человека особое психологическое пространство. В самом деле, это область доминирования бессознательной стороны личности, где символы существуют наравне с разумом.

Запись в дневнике журналиста Н от 1 июня 20** года (раннее утро), Саратов:

Через час самолёт, вылетаю на тест нового «Ягуара».

На пути в аэропорт, Н переполняли эмоции, ведь через считанные часы ему предстояло соприкоснуться с автомобилем Jaguar. Он с большим интересом ожидал знакомства, поскольку богатое гоночное наследие предопределяет восприятие этой британской марки как легенды. Самолёт приземлился в Москве рано утром. На выходе из аэропорта Домодедово Н встретил коллега и вручил ключ от двухдверного купе. Аура автомобиля взволновала воображение молодого журналиста. Неудивительно, ведь пространство «Ягуара» – это биополе, попадая в которое человек оказывается на территории сильного спортивного духа, который определяет поведение автомобиля и является его первоосновой. Наверное поэтому, когда он увидел машину живьём и подошёл к ней, им овладело желание занять место за рулём и поехать. Н любил вести дневник, фиксировал мысли по старинке, письменно.

Отрывок из дневниковой записи Н от 1 июня 20** года (вечер), Москва:

Весь день катались по городу; домой приехали уже к вечеру. Живьём «Ягуар» выглядит безупречно. Впечатляет, особенно когда видишь его атлетическое телосложение вблизи, непосредственно своими глазами, а не на фотографиях. Дизайн энергетически интенсивен, подчёркнут развитой мускулатурой корпуса и наполнен белым окрасом. Черты его спортивного облика дополняют спереди вертикальные воздухозаборники, сплиттер и выпускные отверстия на рельефном капоте; сзади – выдвижной спойлер и четыре выхлопных патрубка. Диаметр его мощных и цепких шин достигает двадцати дюймов. На ускорение с места до ста километров в час уходит немногим более четырёх секунд. Символический образ ягуара, отражённый в логотипе, приоткрывает завесу, скрывающую характер и динамику. Знак этого величественного хищника повсюду: на овальной решётке радиатора и руле изображена его голова, а на антикрыле он запечатлён в прыжке. Для полного слияния с духом зверя нужен боевой окрас; скажем, жёлто-черный.

Попадая в салон, чувствуешь себя представителем обособленной цивилизации, в которой машины отождествляют с живыми существами. Рельефные сиденья приняли меня и пассажира, нажатием кнопки завожу мотор. Его отклик приводит в движение внутренний мир человека. Регулирую кресло; подгоняю под себя положение руля и зеркал заднего вида; проверяю ход педалей; пристёгиваемся ремнями безопасности. Едем, тёплый воздух струится по плавным поверхностям кузова, восьмиступенчатый «автомат» мерно переключает передачи. В городском потоке этот одиночный хищник демонстрирует обманчиво спокойный характер! Тишину в салоне украшает ласковое мурлыканье двигателя, подвеска работает относительно мягко, машину не передёргивает при смене ступеней. Иначе говоря, купе со стандартными настройками удовлетворяет естественную потребность в комфорте, и это позволило нам расслабленно вести беседу…

Ездить за рулём этой машины Н было легко. Навыков безопасного вождения оказалось достаточно, чтобы сделать послушными пятьсот пятьдесят лошадиных сил, но Н справедливо полагал, что управление «Ягуаром» имеет более тонкий смысл и заключает в себе творческий процесс поиска оттенков его природы. Для этого он с коллегами отправился на трек, где ничем не ограниченная свобода послужила импульсом к развёртыванию всех внутренних сил стремительной натуры «Ягуара». Существование в рамках замкнутого ареала гоночной трассы позволило мотору дышать свободно и звучно, а Н – в атмосфере вреˊменной отъединённости от общества – глубже осмыслить метафору символа этой машины.  Его ассистентами в управлении автомобилем на треке выступили подрулевые переключатели передач, триумвират систем EAD (в её составе – активный дифференциал с электронным управлением), динамической стабилизации курсовой устойчивости и Torque vectoring by braking (помощник на поворотах), а также тумблер активации динамического режима (для усиления инстинктов «Ягуара»).

Отрывки из дневника Н от 2 июня 20** года (вечер), Нижний Новгород:

В тест мы решили внести элемент романтики, генетически связав его с историей. Во времена болидов Jaguar C-Type – в середине двадцатого века – эти машины совершали путешествие до места проведения гонок (например, на марафон в Ле-Мане ехали через всю Великобританию до Ла-Манша, где их переправляли во Францию), участвовали в них, после чего, также своим ходом, возвращались назад домой. Несмотря на наличие современных автоспортивных комплексов в непосредственной близости от Москвы, испытывать «Ягуар» мы поехали на гоночный трек в Нижний Новгород. Это почти четыреста пятьдесят километров от российской столицы. Автодром ***. Поддерживая умеренную скорость, мы добрались до него из Москвы за несколько часов. Тут «Ягуар» в своей стихии. Энергия здешнего пространства будит живые эмоции. Гоночное полотно охватывает дистанцию в 3,2 километра. Царящая на треке тишина хранит в своей памяти голоса сотен моторов, от обычных до гоночных. Сегодня её заполнит звучание восьмицилиндрового двигателя с механическим нагнетателем. Подошло время выезда на трассу, совсем немного остаётся до начала. Луч солнца облегает кузов своим сиянием, отчего контуры поверхностей сверкают по-настоящему ярко. «Ягуар» бесшумной походкой выходит на старт и выжидающим взглядом смотрит на дорогу. Находясь за рулём, я мысленно представляю биение его сердца. В салоне предстартовое безмолвие. Активирую динамический режим, перевожу селектор автоматической трансмиссии в ручной режим работы и нажимаю на газ. Стрелка тахометра в тот же миг взмывает к отметке в семь тысяч «оборотов». Тем временем, исполненная стройности гармония мотора начинает свой путь. Заполняя салон, она прожигает человеческую душу. А снаружи, — вырываясь из четырёх выхлопных патрубков и подхваченная ветром, — стремительно прокатывается по всей округе. Спорткар стремглав бросается вперёд, оставляя за собой две толстые, чёрные полосы. В этот момент сила впечатлений торжествует! Купе, при разгоне с места, за 4,2 секунды достигло ста километров в час, и сила от резкого старта и ускорения подействовала на меня опьяняюще. На миг даже создалось иллюзорное впечатление, будто машина сейчас взлетит! За руль таких моделей, определённо, нужно садится уже испытав чувство динамики, чтобы не растеряться от перегрузок, ведь на скорости нужно ещё и действия адекватные совершать: тормозить, маневрировать, продумывать траекторию…

…Впереди вираж. Пора сбавить скорость. Колодки в красных суппортах мёртвой хваткой схватывают тормозные диски. Снизив темп, направляю машину в поворот. Купе реагирует на вращение руля с проворством хищного животного. Сам изгиб преодолевается с хорошим запасом поперечной устойчивости. На выходе выравниваю траекторию и добавляю газ. Чуть-чуть раньше, чем надо. Зазвучали повышенные «обороты», «Ягуар» заскользил. Пульс участился. Глубокий занос сдержала электронная система динамического контроля устойчивости. В итоге, «поймать» машину не стоило больших усилий. После прямого отрезка — очередной, более резкий вираж. На точке торможения убавляю скорость и передачу. Мне нравится то, как с переходом на пониженные ступени усиливается звучание мотора. А сила замедления! прямо дрожь охватывает. Несколько кругов пройдено в оживлённом ритме; теперь поведём «Ягуар» в медленном темпе. Дадим мышцам его тела расслабиться…

…Размеренный ритм, заодно, снял скопившееся нервно-эмоциональное напряжение. Всё-таки, заезд на треке – это стресс…

Вообще, на гоночной трассе как нигде есть возможность гибко интерпретировать стиль управления и задавать машине любой ритм прохождения дистанции. Определяющими факторами в достижении цели становятся скорость и чувство слияния с автомобилем.

Для водителя скорость – одна из ключевых составляющих феномена пространственно-временного восприятия; в особенности – в рамках трека. Насколько быстро мы едем, настолько быстро и проходим круг. Иначе говоря, скорость подчиняет себе время. В спортивных автомобилях это остро ощущается, поскольку в них настройки ходовой части, рулевого механизма, аэродинамики и т.д. обусловливают быстрое вождение.

Что касается чувства слияния, или как ещё говорят – чувства единения, то оно складывается из нескольких факторов. В их числе: восприятие звука двигателя, работа подвески, управляемость. В этом смысле Jaguar вышел замечательным образцом беспримесного спорткара. По впечатлениям Н, в трековом режиме он громкий, жёсткий и высокоманевренный; стало быть – неискажённо информирует водителя о работе мотора, ходовой части, рулевого управления. Всё это помогло Н физически ощутить поведение «Ягуара» и интеллектуально контролировать его динамику.

Отрывки дневниковых записей Н от 3 июня 20** года (ночь), Нижний Новгород:

…Впереди, за поворотом, показался довольно протяжённый участок прямой. Воздействие перегрузок в автомобиле сильное, но не критическое, плюс к тому на скорости он хорошо управляется. Можно поехать быстрее. Разворачиваю ход заезда в сторону динамики, и Jaguar принимает этот вызов. Теперь его рефлексы работают в полную силу. С ростом скорости пульс времени ощущается острее, усиливается водительское чутьё. Ты как бы на подсознательном уровне сливаешься с духом «Ягуара», и, в динамике дирижируя суперкупе, получаешь свободу в интерпретации прирождённых свойств его характера…

…Езда на «Ягуаре» в жёстком ритме доставила чувство спортивного удовольствия. Автомобиль с увлекательной быстротой, на одном дыхании, поглощал прямые участки трассы. Благодаря своей динамике, машина позволяла «сжимать» скоростью пространство, а интенсивный набор «оборотов» вызывал ощущение вдавливания в кресло. Мне было легко рассчитывать траекторию, так как я всегда чётко понимал, на какой угол повёрнуты колёса и как работают его электронные системы… И так продолжалось до того момента, пока я не отключил систему стабилизации. В условиях полной свободы, «Ягуар» так яростно атаковал поворот за поворотом, что ловить машину на выходе из виража стало трудно и интересно. Постоянные скольжения боком оставили насыщенные узоры на полотне гоночного трека и почти стёрли резину…  

Условия *** открыли Н большую творческую свободу для развёртывания способностей купе. На треке он и его коллеги подвергли «Ягуар» большим нагрузкам (проехали ещё много кругов в быстром темпе) и автомобиль с ними в целом справился. Меняя ритм движения, они полноценно раскрыли способность «Ягуарового» характера к перевоплощению: от спокойного и благородного к дикому и неистовому. К досаде, по ходу заездов эффективность тормозов снизилась из-за перегрева. Ничего не поделаешь, диски были хоть и мощные, но обычные, а не карбоно-керамические. Однако «Ягуар», при всей его сбалансированности и отдаче в пятьсот пятьдесят лошадиных сил, это не болид для установления гоночных рекордов. И этим он хорош, на самом деле. Этим в принципе хороши автомобили класса Гран Туризмо; они позволяют любому опытному и интеллигентному водителю на фоне комфорта ощутить что такое скорость и спортивная управляемость.

Дневник Н, запись от 10 июня 20** года, Саратов:

…Ягуар является редким видом семейства кошачьих. Автомобиль, на котором мы ездили – это его истинный представитель в своём мире. В сравнении с другими моделями этой марки, даже на европейских дорогах он встречается нечасто. Мы провели с ним три дня. Этого было достаточно, чтобы уловить нечто сверхъестественное; прочувствовать нечто большее, чем, например, его ходовые качества. Я имею в виду, что время, проведённое в этом купе, напоминало безмятежный сон, в котором воображение ничем не бывает сковано. Вернее сказать, в подобных машинах останавливается восприятие подлинной реальности; Вы словно её перешагиваете и попадаете в другую жизнь, а гранью, пролегающей между двумя мирами, является гоночная трасса. Таким образом, спортивный автомобиль становится средством ухода из подлинной реальности в сферу фантазии. На ***, в этом пространстве безграничной свободы, мы с «Ягуаром»  пребывали наедине, и он увлёк за собой. Он завладел нами всей мощью своего духа, отчего в нас разгоралась пугающая потребность снова и снова испытывать чувство единения с машиной, пока силы не кончатся и шины не запылают, стираясь об асфальт. Подобно кисти художника, живописующей по разостланному холсту, спорткар весь день рисовал красивые следы по дорожному полотну. Мотивы характера «Ягуара» быстро нашли отклик в сердце, а не в этом ли заключается истина взаимоотношений человека и динамичного автомобиля! Вообще, когда ты сам осознаёшь свои действия за рулём скоростной машины и физически ощущаешь её поведение, вот тогда и устанавливается эмоциональная связь с ней. Она начинает тебя понимать и реагировать так, как если бы у неё были чувства и живой интеллект. Поистине, в моменты такого общения с автомобилем индивидуальность и мастерство водителя раскрываются с огненной силой, а пассажир чувствует себя всецело вовлечённым в процесс управления. Наверное, это и есть то самое счастье, называемое удовольствием от вождения. 

Обсудить публикацию на странице Speedexpress.ru в сети Facebook

Обсудить публикацию на странице Speedexpress.ru в сети ВКОНТАКТЕ